Электрические сети энергосистем Турбины тепловых и атомных электростанций Развитие атомной энергетики Анализ мирового энергетического рынка Воздействие радиации на человека Машиностроение для энергетики

План развития ядерной энергетики Вьетнама был одобрен правительством в августе 2007 г. с целью иметь к 2025 г. общие мощности по производству электроэнергии на АЭС в размере 8 ГВт. Общий закон по ядерной энергии был принят в середине 2008 г. В стране развивается всесторонняя юридическая и регулирующая структура. В октябре 2010 г. было заключено межправительственное соглашение с Россией, в рамках которого предусматривается, что «Атомэкспорт» построит АЭС Ninh Thuan 1 с двумя реакторами ВВЭР-1000 или ВВЭР-1200. Строительство станции (проект «под ключ») начнется в 2014 г., а ввод в эксплуатацию намечен на 2020 г. «Росатом» подтвердил свою готовность финансировать эту АЭС, поставлять топливо и забирать отработавшее топливо в течение срока службы станции, что является нормальной российской политикой в отношении стран, не обладающих ядерным оружием. Ожидаемая стоимость первых двух реакторов несколько превышает 11 млрд долл., и АЭС будет принадлежать государственной компании без участия частного акционерного капитала.

Затем в ноябре 2010 г. правительство подписало дальнейшее соглашение с Японией. Японское Министерство экономики, торговли и промышленности (METI) указало, что Japan Atomic Power Со. и Intemational Nuclear Energy Development of Japan Со. Ltd. (JINED) будут работать с государственной энергетической компанией над проектом АЭС, которая будет построена на площадке Cong Hai или Vinh Hai.

У Вьетнама есть ядерные соглашения о сотрудничестве с рядом стран, и представляется вероятным, что в дальнейшие реакторные сделки войдут дополнительные партнеры. Определенный интерес проявляет Китай, который может предложить экспортную версию реактора CPR-1000. Наконец, Вьетнам имеет собственные ресурсы урана, правда незначительные (~8000 т), рассматривается их эксплуатация ((Атомная техника за рубежом №1, 2012.).

В Индонезии довольно высок уровень развития ядерной инфраструктуры. Три исследовательских реактора эксплуатируются ядерным научно-исследовательским центром ВАТ AN, причем третий из них, в ядерном устройстве Serpong (около Джакарты), предназначается для поддержки введения в стране ядерной энергетики. Начиная с 1980-х гг. Индонезия обучила много технических специалистов в ожидании развития ядерной энергетики, и большинство из них все еще могут принять участие в реализации предлагаемых теперь проектов. Возможные поставщики технологий, особенно корейцы, оказывают помощь по этим вопросам. В дополнение к трем исследовательским реакторам Индонезия обладает мощностями в начальных стадиях ядерного топливного цикла — обработке руды, конверсии урана и изготовлении топлива, но все это в лабораторных масштабах. Существуют программа по обращению с радиоактивными отходами применительно к отработавшему топливу от исследовательских реакторов и некоторые (возможно, с высокой стоимостью добычи) урановые ресурсы в Калимантане и других местах (по оценкам ~ 53000 тонн).

Планы относительно реакторов в Индонезии, однако, непрерывно откладываются. Вопросы финансирования и некоторые проблемы с общественным приятием строительства реакторов на предложенных местах, кажется, порождают серьезные трудности.

Ядерный вариант энергетики в настоящее время внимательно исследуют. Филиппины — интересный случай, поскольку эта страна действительно построила ядерную установку, но она так никогда и не эксплуатировалась. Строительство блока Bataan 1 (реактор компании Westinghouse с водой под давлением мощностью 621 МВт) было начато в 1976 г. и закончено в 1984 г. при стоимости 460 млн долл. Однако из-за финансовых проблем и вопросов безопасности в отношении землетрясений топливо в реактор так и не было загружено.

Национальный Совет Таиланда по энергетической политике поручил разработать технико-экономическое обоснование для сооружения АЭС в стране, и в новом плане развития энергетики в 2010-30 гг., который был одобрен в 2010 г., предусматривается 5000 МВт с вводом ядерных блоков мощностью по 1000 МВт эл. В 2020-28 гг. Исследованы пять возможных площадок.

Малайзия. В январе 2011 г. учреждена Малайзиская ядерно-энергетическая корпорация в рамках Программы экономических преобразований, с тем чтобы возглавить возможное развертывание АЭС в 12-летний период времени, если в 2013 г. (эта дата уже определена заранее) будет принято положительное решение по данному вопросу. Идентифицированы восемь возможных площадок размещения АЭС на полуострове Малайзия.

Рассматривая регион Юго-Восточной Азии в целом, можно отметить, что планы ядерного развития там определенно продвигаются, но «со скрипом». Соответственно, только Вьетнам сейчас является вероятным претендентом на ввод в эксплуатацию реактора в период до 2020 г. Более вероятно, что ядерная энергетика придет в другие рассмотренные страны этого региона вначале 2020-х гг.

Не отменяют своих программ развития ядерной энергетики Китай и Индия. В Китае в настоящее время начато строительство 26 ядерных энергоблоков, в Индии ─ 7.

США. Менее чем через год после аварии на АЭС Fukushima, США также приняли решение о возобновлении ядерной программы после 30-летней паузы (строительство атомных станций было свернуто после тяжелой аварии на АЭС Three Mile Island в 1979 г.).

В феврале 2012 г. Комиссия по ядерному регулированию США (NRC) одобрила выдачу лицензии Southern Company на строительство в штате Джорджия двух новых ядерных энергоблоков Vogtle-3, -4 с реакторами АР-1000 Westinghouse Electric Company.

В конце марта NRC выдала комбинированную лицензию на строительство второго и третьего энергоблоков на АЭС Virgil C. Summer в Южной Каролине, тоже с реакторами АР-1000.

Заявка компаний South Carolina Electric & Gas Company и Santee Cooper была подана в NRC 31 марта 2008 г.

Новые блоки будут построены по соседству с находящимся в коммерческой эксплуатации с 1984 г. первым блоком этой станции (PWR мощностью 972 МВт (нетто) тех же компаний).

Проект АР-1000, получивший в 2011 г. одобрение от NRC, является так называемым «дополнительным» проектом. Оригинальный проект данного реактора был сертифицирован в США в январе 2006 г. после четырехлетнего рассмотрения регуляторами. Однако уже в мае 2007 г. компания Westinghouse подала заявку на сертификацию дополнительной версии проекта.

Строительство блоков № 3 и № 4 АЭС Vogtle, как ожидается, будет завершено в 2016 и 2017 г. соответственно. Блоки № 2 и № 3 АЭС Virgil C. Summer планируется запустить между 2017 и 2019 гг.

Выдача лицензий на строительство сразу четырех новых блоков наглядно демонстрирует понимание Соединенными Штатами необходимости развития ядерной энергетики даже в условиях относительно благоприятной ситуации на рынке природного газа (Бюллетень Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», апрель 2012).

Япония. Реакцией японского правительства на аварию на АЭС Fukushima было решение оставить все 35 японских реакторов на тот момент остановленных на плановую проверку безопасности, в отключенном состоянии. Кроме того, блоки, срок проверки которых наступал позже, также должны были оставаться в состоянии останова до получения разрешения на пуск.

В результате к началу мая этого года в эксплуатации находился всего один ядерный энергоблок Tomari-3. Он был остановлен на плановую проверку 5 января 2011 г., а разрешение на эксплуатацию получил 7 марта, всего за четыре дня до землетрясения. В августе 2011 г. после прохождения стресс-тестов блок начал эксплуатацию в нормальном режиме. 5 мая с.г. он остановлен на планово-предупредительный ремонт, и в настоящее время Японии вообще не осталось действующих атомных станций.

Между тем реальной альтернативы АЭС в стране, где до марта 2011 г. почти треть электроэнергии была ядерной, сейчас не существует. Дефицит электроэнергии, вызванный закрытием АЭС, может вызвать сокращение производства. В связи с этим правительство Японии намерено возобновить работу ядерных энергоблоков, успешно прошедших проверку безопасности.

Государственное Агентство по ядерной и промышленной безопасности Японии постановило провести двухэтапные стресс-тесты на всех АЭС. Комплексная оценка безопасности включает в себя предварительную оценку способности станции противостоять запроектным авариям, а также должна учитывать результаты стресс-тестов в Европе и выводы японского комитета по расследованию причин аварии на АЭС Fukushima-1.

Решение о возобновлении эксплуатации двух (№ 3 и № 4) из четырех энергоблоков АЭС Ohi, расположенной в префектуре Фукуи и закрытой в июле 2011, правительство Японии приняло 16 апреля.

Министр экономики, торговли и промышленности Японии Ю. Эдано заявил, что японский премьер-министр Есихико Нода считает эти блоки достаточно безопасными, чтобы возобновить работу еще до наступления лета (дефицит электроэнергии в летние месяцы составит 16,3%, а может и больше).

Однако против этого выступают администрации ряда регионов, а в Японии согласие местных органов власти и населения традиционно является обязательным для пуска реакторов.

Юкио Эдано уже встречался с губернатором префектуры Фукуи. Он подчеркнул «значение ядерной энергетики как основного энергоисточника» и выразил надежду, что губернатор и местные сообщества понимают необходимость возобновления работы энергоблоков. В свою очередь губернаторы префектур вблизи расположения АЭС Ohi (Шига и Киото) выдвинули ряд условий, выполнения которых они хотят от центрального правительства до запуска блоков Ohi-3, -4. Губернаторы настаивают, чтобы правительство объяснило свою политику в области повторного пуска АЭС и обеспечило участие соседних префектур в процессе принятия решения; они требуют также проведения консультаций с независимыми ядерными экспертами.

Кстати, среди тех, кто живет близко от станции, больше половины выступают за возобновление работы, тогда как почти две трети населения г. Осака, расположенного в 100 км от станции — против этого. (Бюллетень Национального исследовательского центра  «Курчатовский институт», апрель 2012).

Таким образом, многие страны после аварии на АЭС Фукусима-1 переоценили свои программы развития Ядерной энергетики, однако, несмотря на эти проблемы, ядерная энергетика предлагает реальную возможность низкоуглеродного производства электричества и уменьшения зависимости от ископаемого органического топлива и является гарантом энергообеспечения государств.


На главную